Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

Оглавление журнала.

Оглавление журнала.

.
Данный блог ведется о действиях 166 бригады в Чечне в период 1995-1996 г.
.
.
Краткая хронология действий бригады. Указываем примерную хронологию, некоторые даты могут быть ошибочными. Так же удобно пользоваться как оглавлением журнала, так как информация что у нас имеется по каким либо событиям, выделена тэгом, где можно прочесть всю информацию что у нас есть по данным событиям.
.
.
Полный перечень тэгов нашего блога по ссылке.
.
.
Так же в блоге мы публикуем сторонние материалы, фильм "Чистилище" военнослужащие "Бешеной разведроты" в котором послужили прообразами одних из главных героев. А так же прообразы военнослужащих что были засняты на видео "Ад" Невзорова и максимально полный разбор этого видео.
.
.
Военнослужащие 166 ОМСБР что принимали участие в боевых действиях в Чечне, и желающих поделится деталями, найти своих сослуживцев пишите на этот электронный почтовый адрес:
Новый: 166-omsbr@mail.ru

Старый: aventure565@gmail.com
166 ОМСБР.
166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

(no subject)

.
.
.

.
.
..
.

Такого единения с природой как на войне, не бывает больше нигде. Ты принадлежишь окружающему миру полностью, как и твои предки сто тысяч лет назад - живешь в земле, питаешься тем, что добудешь, греешься солнцем или огнем и пьешь из болота. Все напускное мигом слетает, всё, что имело смысл, становится никчемным - деньги, золото, положение, власть - и ты становишься тем, что ты есть на самом деле. Люди искренни, как никогда - в высоком и низком, в смелости и трусости, в самопожертвовании и шкурничестве. Скрыть себя ты не сможешь, если у тебя один кусок хлеба, ты либо поделишься, либо нет. Слова - самая дешевая вещь на свете.
.
Здесь нет освещения, магазинов, интернета, телефона, такси, денег, пива, мобильников, телевизора, информации, Бали, Европы - ничего вообще.
.
Только натуральный товар, только натуральный обмен. Общаешься только с теми, кто тебя окружает, узнаешь новости только через свой круг. Касаются они в основном одного - кого-то убило, а кто-то, напротив, до сих пор живой.
.
Как и сто тысяч лет назад, мир, окружающий тебя, враждебен. Есть только свои и все остальные. Относительно безопасно существовать ты можешь только в своей пещере. Война - это первозданная природа, которая крайне жестка, но проста и пряма. И ты - часть её.
.
Твое выживание зависит от твоих навыков. Все механизмы предназначены только для совершения самых простых, жизненно необходимых функций. Они производят самые простые продукты - движение, тепло, защиту, связь, стрельбу. Для существования нужен минимум. Оружие, боеприпасы, одежда, вода, курево, еда. Этого достаточно. Даже тепло не обязательно. Можно спать и в снегу. Еды только требуется больше. Простые вещи - самые ценные.
.
Мир воспринимается очень просто, жизнь и смерть становятся так же естественны, как испражнения или дыхание. Человек не является венцом природы. Никто не будет жить вечно. Солнце все равно погаснет, и Земля умрет. Чечня, в сущности - такая мелочь.
.
Как ни странно, но солдат на войне более свободен, чем кто бы то ни было. Пожалуй, свободнее только бомжи. В своей нищете и рабстве ты ни от чего не зависишь, ни к чему не привязан. Ни о чем не заботишься. Жизнь дана тебе не родителями - ты взял её сам. И никому ничего больше не должен.
.
Статус, положение в обществе, карьера... Не будет такого положения в обществе, когда люди готовы не задумываясь пойти вперед спасать мою голову, готовы умереть, зная, что и я готов умереть за них.
.
Не будет таких премиальных за хорошо сделанную работу и таких штрафов за сделанную плохо.
.
Жизнь весома, поступки серьезны.
.
Война бескомпромиссна. Здесь нет полутонов. Либо белое, либо черное. От человека требуется все - именно все. Никому ничего не надо объяснять. Взаимоотношения прямы, понятны, прочны и честны. Мы ненавидим тех, кого ненавидим и любим тех, кого любим. Жизнь - это жизнь, смерть - это смерть. Все предельно просто
.
Мы так же непосредственны и прямы, как и сама война. Если человеку плохо, он воет. Если хорошо - смеётся.
.
Мы ненавидим войну, каждой клеточкой тела мы стремимся убраться отсюда, но каждый из нас подсознательно чувствует, что это - главное время в нашей жизни. И когда оно пройдет, нам не к чему будет стремиться.
.
При страхе происходит то же самое, что и при героине - в кровь выбрасывается огромное количество адреналина. Можно не жрать сутками, можно не высыпаться неделями, но после обстрела ты счастлив, ты гогочешь как полоумный и все вокруг тоже ржут, как кони. Эйфория, вот чем награждает солдата природа за близость смерти.
.
И тебе хочется только одного - чтобы в этом мире всегда была война, и чтобы на этой войне был ты.
.
Но потом проходит и эйфория. И наваливается опустошение.
.
А потом остается только одно – пустота.
.
Старость - отсутствие желаний.
.
Мы стареем.
.
Солдатская баня... На войне это совсем не то, что в казарме и тем более в мирной жизни. Горячей вода практически никогда не бывает, хорошо, если чуть теплая. Плескаться от души тоже никто не позволит - двадцать литров на взвод и привет. Намылился, смылся, бельишко поменял - свободен. По пять-шесть человек на один сосок с простатитно-слабой струйкой: толкаясь, матерясь, мыля друг друга и ловя брызги от спины другого.
.
Это первая помывка за два месяца. Тела заросли вшами и гнойниками, как старый пескарь мхом, лица и кисти рук словно пересажены от чернокожего донора, только глаза и зубы. Идеально черный цвет, смесь мазута, солярного выхлопа, копоти и земли. Легкие забиты сажей настолько, что и в полгода не откашляться.
.
Воды слишком мало, банщик включает её только чтобы намочиться, затем мы долго мылимся. У нас есть двадцать минут, это не так уж много, чтобы раздеться, помыться, выбрать себе по размеру белье и одеться, но все равно каждый доволен, как слон: мы научились расходовать воду экономно и можем умыться, почистить зубы и постирать носки, потратив не больше стакана воды, а тут целых два ведра.
.
Гигиена не просто приятная роскошь, а необходимый минимум, чтобы содержать мясо относительно боеспособным - как жратва и боепитание. Чистые ноги мерзнут не так сильно и меньше гноятся. Чистые руки не трескаются. Чистые зубы не кровоточат. Стиранная одежда и сухие портянки лучше греют. Жить, когда заскорузлые от крови и гноя кальсоны врастают в шкуру, тяжело.
.
На войне есть что-то более важное, чем смерть, и это мы поняли уже хорошо. Мы не умеем выразить этого словами, но каждый не раздумывая поползет за товарищем под огонь и умрет, если уж так получится.
.
Потому что предать - невозможно. Невозможно бросить мужество павших. То, как они умирали в восемнадцать лет; имея возможность выбрать жизнь, выбирали смерть - осознанно. И ты с удивлением обнаруживаешь в себе эту черту и знаешь, что тоже не поступишь иначе.
.
Это немного злит, но в то же время становится и легко. Ты попал в этот водоворот не по своей воле, но раз уж ты здесь, ты принимаешь эту простую истину спокойно и естественно. Никто не плачется по этому поводу.
.
Мы готовы к смерти, также, как и к жизни.
.
.
.
.
.
Николай "Связь". Разведчик контрактник 166 ОМСБр.
166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

Небольшое дополнение к саье о 15 блокпосте.

Небольшое дополнение к саье о 15 блокпосте.
.
.
.
.
.
.
Фрагмент из газетной сатьи. Полносью статью дублирую у нас в ЖЖ ниже интересущих строк.
.
Матери, родственники погибших, оказавшиеся рядом на процессе, с изумлением для себя обнаружили, что их мужья и сыновья попали в плен при удивительно одинаковых обстоятельствах. 15-й блокпост, расположенный близ Шали, был взят в плен в полном составе без единого выстрела. Часовых сняли тихо. Видимо, знали пароль. Случилось это в ночь с 7 на 8 марта 1996 года. В плен тут попали 38 человек. Почти по тому же сценарию оказались в плену военнослужащие 63-го блокпоста под Шатоем - их забрали в 6.45 утра 14 декабря 1995 года. В конце декабря того же года оказались в плену столько же военнослужащих 32-го блокпоста. Во всех 3 случаях выстрелов не было, боевики знали пароль. А накануне военным было приказано не иметь при себе оружия. И эти весьма странные обстоятельства, думается, должны стать предметом особого внимания ФСБ...
.
.
.
.
.
Газетная сатья:
.
"ЛАГЕРЬ ДЛЯ ОБРЕЧЕННЫХ
Небольшой зал Северо-Кавказского окружного военного суда г. Ростова-на-Дону, казалось, насквозь пропах валерьянкой и корвалолом: потерпевшие, вспоминая о пережитом, нередко падали в обморок. Судья Владимир Гончаров несколько раз вынужден был объявлять перерывы. По делу признано потерпевшими около 40 человек - те, кто в течение 1995 -1997 годов прошел ад чеченского плена. Но точное число погибших от голода, истязаний и "просто" убитых установить практически невозможно. Оставшиеся в живых пленные, в розыске которых большую роль сыграли работники управления ФСБ по Свердловской области, свидетельствуют о таком, например, факте: только в одном из самых крупных лагерей Чечни содержалось одновременно около 160 человек. В живых осталось не более 50.
.
По свидетельствам незаконно удерживаемых, лагерь находился высоко в горах, близ селения Старый Ачхой. Содержали их в невероятно жутких условиях, за что лагерь был назван узниками "Освенцимом-2". В яму шириной около 2-3 метров и длиной около восьми загоняли на ночь до 150 человек. Тем, кто находился посередине, грозила смерть от удушья. Крайние, припертые к холодным земляным стенам, замерзали.
Недовольство пленных подавлялось самым жестоким образом. Одной фразы или стона было достаточно, чтобы тут же появлялся охранник с дубинкой, палкой или плетью. По многочисленным свидетельствам потерпевших, особенными зверствами отличались двое - Клочков и Лимонов.
.
ОТКУДА ТАКИЕ?
Биографии их во многом схожи. Руслан Клочков и Константин Лимонов (после принятия ислама получивший имя Казбек) родились в 1976 году, почти в одно и то же время были призваны в армию. Клочков до армии помогал родителям содержать подсобное хозяйство. В школе, как сказано в характеристике, особыми способностями не отличался, физически был развит слабо. Лимонов родом из Верхотурья - одного из красивейших поселков Свердловской области. Лимонов окончил ПТУ, получив документ о квалификации мастера сельского строительства. В характеристике отмечены скрытность, агрессивность характера. Он успел совершить однажды побег из рядов армии, как сам утверждает, по причине "неуставных взаимоотношений".
В уголовном деле имеются показания сержанта Еркина, который утром, 23 ноября 1995 года, не обнаружил двоих своих подчиненных. На месте не оказалось также автомата, гранатомета "Муха", некоторых боеприпасов и десяти гранат РГД-5. По версии следствия, они действовали по заранее намеченному плану. В части к тому времени вспомнили, что Клочков и Лимонов, общаясь с местными жителями, неоднократно высказывались, что война против боевиков - "неправедная". После гибели одного из сослуживцев друзья даже заявили: "Так ему и надо"...
.
На поиски сына в Чечню приехала мать Лимонова. В сентябре 1996 года она думала, что ей повезло больше других матерей: ее сына нашли, доставили для обмена. Он был от нее уже в нескольких шагах... Неожиданно Константин махнул ей: "Уходи, я остаюсь с ними". А вскоре по ЦТ прошел сюжет, где двое - Лимонов и Клочков заявили в кадре, что они приняли ислам и готовы сражаться на стороне боевиков.
И только на суде, состоявшемся недавно, из письменных и устных показаний потерпевших сложилась подлинная картина "Освенцима", где Лимонов и Клочков почти два года служили надзирателями. Свидетельские показания наводили ужас на сидевших в зале. Женщины, потерявшие сыновей и мужей, в нарушение строгого свидетельского протокола, не выдержав, кричали: "Палачи! Чтоб вам не жить!" Невозможно было разжать их онемевшие пальцы, вцепившиеся в прутья клетки.
.
"Я СВИДЕТЕЛЬСТВУЮ..."
По показаниям многих потерпевших, в лагере кормили так: один раз в день давали похлебку, состоявшую из воды без соли, ложки гороха или крупы. Практически не давали хлеба. При этом их заставляли рыть блиндажи, окопы, строить укрепления. Ослабевших, как правило, пристреливали или переставали кормить.
Из свидетельских показаний Александра Кандобарова: "Лимонов бил меня дважды. Ударом кулака в лицо один зуб выбил сразу, два других, расколовшись, выпали позже". Второй раз он же обутой в ботинок ногой ударил в пах и кулаком - в грудь. За то, что сорвал и съел несколько груш. После чеченского плена Александр стал инвалидом по многим заболеваниям. Тем не менее нашел в себе силы прибыть на суд: "Я приехал сюда, чтобы посмотреть этим палачам в глаза".
Свидетели, которых жизнь разбросала по разным уголкам России, утверждают, что издевались над пленными оба - и Клочков, и Лимонов. Но второй проходит по гораздо большему числу эпизодов. Его действия отличаются особенной жестокостью. В частности, ударом палки он проломил височную кость военнослужащему Александру Дудину. На глазах Дудина Лимонов и боевик по имени Иса избили пожилого строителя, который скончался на следующий день. Одного из пленных он толкнул на раскаленную печь только за то, что тот посмел возле нее погреться. Ожоги на теле бывшего узника видны до сих пор.
С января 1996 года, как свидетельствуют многие, Клочков и Лимонов стали усиленно изучать Коран, как и боевики, совершали молитвы пять раз в день, а потому их содержали в более приемлемых условиях, хорошо кормили. Никто не видел на их телах следов побоев. Но за эти "благодеяния" нужно было платить. Так боевики подвели своих подопечных к "серьезному испытанию"...
.
ИХ "ПОРОДНИЛ" ШТЫК-НОЖ
Это произошло в конце июня 1996 года. Утром Лимонов, Клочков, трое боевиков и украинский националист выкопали яму размером два метра на два и глубиной приблизительно 80 сантиметров. После обеда того же дня на автомобиле "УАЗ" они вывезли восьмерых пленных из лагеря, объявив, что их повезут на обмен. Всех (в основном это были военнослужащие срочной и контрактной службы) усадили в яму. Один из боевиков, которого в лагере знали под именем Джамбулат, подойдя сзади к одному из обреченных, привычным жестом левой руки заломил голову назад. Другой рукой с криком "Аллах акбар!" полоснул ножом по беззащитному горлу, из которого мощной струей хлынула кровь. Для этой "работы" он использовал старый фашистский штык-нож, неизвестно как оказавшийся у боевиков.
"Теперь ты", - передал он окровавленное орудие Лимонову. Тот заломил голову следующему обреченному и проделал то же самое. Клочков, украинский националист и трое боевиков также поучаствовали в этом злодеянии. Затем они забросали трупы землей и листьями. Записывавший впоследствии на видеопленку рассказ Лимонова об этом эпизоде сотрудник ФСБ спросил: "Яма для восьмерых была слишком небольшой. Когда вы уходили, земля еще шевелилась?" - "Да, шевелилась", - отводя глаза, ответил он.
.
"Теперь вы наши братья по крови", - похвалил Джамбулат Лимонова и Клочкова за "хорошо проделанную работу". На следующий день все повторилось. И вновь нож переходил из рук в руки, связывая в страшную кровавую цепь "верных сынов ислама" (какая уж тут "вера"?!) и их новоиспеченных "единоверцев". А шестнадцать семей в течение всего лишь двух суток лишились отца, мужа, брата, сына.
.
... После той казни Клочкову и Лимонову было оказано особое доверие: для несения дежурств им выделяли автоматы.
"Оборотни" не подозревали, что им таки придется держать ответ. Во время последнего слова и Клочков, и Лимонов просили судей быть снисходительными, учесть, что у обеих в семьях есть дети. "А вы наших детей пощадили?" - ответили им матери из зала суда...
.
Есть еще один момент, о котором не шла речь в рамках этого уголовного дела. Матери, родственники погибших, оказавшиеся рядом на процессе, с изумлением для себя обнаружили, что их мужья и сыновья попали в плен при удивительно одинаковых обстоятельствах. 15-й блокпост, расположенный близ Шали, был взят в плен в полном составе без единого выстрела. Часовых сняли тихо. Видимо, знали пароль. Случилось это в ночь с 7 на 8 марта 1996 года. В плен тут попали 38 человек. Почти по тому же сценарию оказались в плену военнослужащие 63-го блокпоста под Шатоем - их забрали в 6.45 утра 14 декабря 1995 года. В конце декабря того же года оказались в плену столько же военнослужащих 32-го блокпоста. Во всех 3 случаях выстрелов не было, боевики знали пароль. А накануне военным было приказано не иметь при себе оружия. И эти весьма странные обстоятельства, думается, должны стать предметом особого внимания ФСБ..."
.
Карамышева Людмила.
.
.
.
.
15 блокпост. Чечня.
166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

Встреча ветеранов 166 бригады.

Встреча ветеранов 166 бригады.
.
.


.

.
.
.
.
.
.
Сослуживцы! Мы хотим собраться группой ветеранов (только 166 бригада) этим летом. На природе с ночевкой в палатках, в Подмосковье. Встретится, пообщаться. Вспомнить. Место проверенное и там не однократно проводил досуг наш сослуживец. В районе карьера, имеется водоем.

Соберемся бригадой? Из разных подразделений и разных периодов? Все свои. Кому интересно дайте знать нам. И своим сослуживцам с которыми поддерживаете контакты. Пишите. Всем будем рады. В начале мы опубликовали в нашей группе в соц. сети "Вконтакте". Народ начал тянуться. Заработало "сарафанное радио".

По вопросам писать в личку мне в соц сети "Вконтакте" http://vk.com/id307011217 либо на нашу почту
aventure565@gmail.com . Желательно при первом сообщении пришлите фото/сканеркопию своего военного билета, что бы удостоверится в том что вы не проходимец. Указать страничку, где будет указана наша ВЧ. Первую страничку с именем и фамилией не обязательно.
166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

Татуировка.

    От себя: найдено на просторах интеернета одним из наших постоянных читателей. Автор фото и обладатель татуировки нам не известны. С нами можно связаться по электронной почте: 166-omsbr@mail.ru
.
.
.
.


.
.
.
.
.
166 ОМСБР Чечня.
166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

Константин Камруков фрагменты воспоминаний.

Эти воспоминания - о "первой" чеченской войне, какой увидел её я, рядовой-контрактник, Константин Камруков. Иллюстрации: кадры видео, отснятые мною с января по июнь 1996 г.
.
.
.

Константин Камруокв 166 бригада Чечня
.
.
Предисловие 1970-е - 1989 гг.
.
Война хороша, когда идёт за тысячи километров от твоего дома и при этом её можно увидеть в телевизионных новостях.
.
После работы, приняв горячий душ, сытно поужинав, запахнувшись в махровый халат, вы удобно усаживаетесь на мягкий диван, щёлкаете пультом управления телевизора и вот она - война: пыль танковых колонн, беглый огонь артиллерии, батальоны атакуют вражеские рубежи, высокоточное оружие бьёт прямо в цель..
.
А вы в неге и холе взираете на происходящее, прихлёбываете горячий ко-о-офэ и не отрывая задницы от мягких подушек уже ощущаете себя немного рэйнджэром. Такая война людям нравится, она слегка щекочет нервы, вносит разнообразие в тягучую череду будней, главное, в любую секунду её можно закончить лёгким движением пальца.
.
Щё-ёлк, хватит эмоций, пора баиньки. Вы укладываетесь в тёплую чистую постельку и спокойно засыпаете. В подобном формате локальные войны не тревожат абсолютное большинство людей.
.
После возвращения из Чечни друзья и знакомые периодически задавали мне один и тот же вопрос: "Зачем ты туда поехал?" Точного ответа я сам не знал и называл причины, казавшиеся убедительными. Потребовалось двенадцать лет, чтобы осмыслить произошедшее и прийти к выводам, раскрывающим истинные мотивы поступка. Причин было много, и сработали они по принципу критической массы. Атомная бомба взрывается при взаимодействии двух частей урана. Нечто подобное произошло и в моей жизни. Одним куском вступившим в реакцию был я сам, вторым - экономическая ситуация в стране.
Путь, приведший меня в Чечню, начался еще в детстве. Я родился через 21 год после окончания второй мировой войны. В тот момент, самым молодым участникам её не исполнилось и сорока лет. Эхо прошедшей войны почти ежедневно сопровождало меня, в фильмах, в книгах, в радиоспектаклях, в рассказах отца.
.
Когда мне было 5-7 лет, по радиостанции "Маяк" в послеобеденное время ещё регулярно выходила передача, в которой близкие родственники, потерявшиеся во время войны, разыскивали друг друга. Сообщения звучали примерно так: "Иванова Галина Фёдоровна ищет дочь Иванову Светлану Петровну 1938 года рождения, потерявшуюся 25-го июня 1941 года при эвакуации из города Смоленска во время бомбардировки железнодорожного эшелона"..
.
Эхо войны звучало в рассказах отца (в 1941-ом году ему было пять лет), как они с младшим братом пухли с голода. А однажды отец, побежал за бабочкой и потерял хлебные карточки всей семьи на целый месяц. Даже через 35 лет, вспоминая о том дне, отец хватался руками за голову и шёпотом говорил: "Это был тихий ужас!!!"
.
Необходимо также учесть, что моё детство и юность пришлись на разгар холодной войны, в которой СССР расходовал 80% ВВП, производя различные виды вооружений. 2/3 промышленности страны работало на оборону. В начале 80-х годов у меня было ощущение, что вот-вот должна начаться ядерная война. Государственная пропаганда голосила на полную катушку, проводя военно-патриотическое воспитание населения. Надо отдать ей должное, она очень качественно промыла мне мозги.
Я рос на книгах и фильмах о гражданской и Великой Отечественной войне. Игры со сверстниками были про войну. Семьдесят лет государство жило в милитаристском угаре и я угарал вместе с ним, абсолютно этого не сознавая детскими куриными мозгами. Скорее окончить школу и непременно пойти служить в армию — это был предел моих юношеских стремлений.
.
Когда до призыва на срочную службу оставалось года 3-4, по выходным я пристрастился к регулярному просмотру телепередачи "Служу Советскому Союзу", которая рассказывала юношам сказочки про жизнь Вооружённых Сил, а я трепетно внимал каждому слову ведущего).
.
Ура-патриотизм, на основе перевранной истории, в сочетании с детско-юношеской безмозглостью, дал требуемые результаты. Военные события, описанные в книгах и показанные в кино, были давно. И вдруг началась война в Афганистане. Мне очень хотелось туда попасть! Увидеть боевые действия собственными глазами, испытать себя на мужественность, проверить на прочность... Что может быть интереснее для юноши в 18-20 лет ?! Когда я служил срочную 1984-86гг, в Афгане шли напряженные боевые действия. Но я туда не попал. Детско-юношеские мечты не реализовались и внутри поселилась некая досада, неудовлетворенность.
.
Горящая в руках спичка не вызывает отрицательных эмоций, пока пламя не коснётся пальцев. Для молодых людей война - желанное явление, до тех пор, пока они не оказываются на ней. Сознание человека устроено таким образом, что если тело не получит опыт реальных физических, а душа моральных, страданий, оно - сознание, будет находиться в дремотном состоянии. Карабах, Абхазия, Приднестровье, тоже прошли стороной, поскольку в тот период я был занят делом: работал, учился. Жизнь складывалась удачно, я реализовывал поставленные цели.
.
А вот первая чеченская война совпала по времени с двумя кризисами: личным и государственным. На тот момент я уже достиг в общих чертах намеченных вершин, но климат на них оказался значительно суровее, чем я ожидал. Возникла острая необходимость в новых смыслах жизни. И в этот же момент обанкротилась советская модель экономики, развалился Советский Союз, в стране воцарился хаос.
.
Со школьной скамьи отец неустанно твердил мне, что я обязан, кровь из носа, получить высшее образование. С ним моя жизнь станет более интересной, динамичной и перспективной. "Получишь высшее образование и можешь работать хоть говночистом",— частенько повторял он. Но в том возрасте учёба для меня была сродни пытке. Школу я ненавидел всем своим существом и оценивал её, как ужасную каторгу, которую я терпел из последних сил. И опять учиться?! Это невозможно! Но отец поставил ультиматум: "Или получаешь высшее образование или вон из моего дома!".
.
В "новой" России. (1989 - 1995)
.
Два года я ни на минуту не мог отключиться от мыслей о работе.
.
С утра, едва выключив будильник, я начинал думать о бумагах <...>. Проглатывая завтрак и не замечая при этом вкуса пищи, я уже составлял примерный план дневных мероприятий.
.
Идя по улице прорабатывал нюансы действий. 10-12 часов на работе (за 8 часов всего сделать не успевал) как непрерывное боестолкновение - все время в напряжении: не допустить опечатки, вовремя сдать бумаги, ... и писанина, писанина, безбрежное море писанины. Все это приходилось делать быстро, шустро, энергично - иначе не успеешь, опоздаешь, пропустишь сроки. Возвращаясь с работы домой, находясь дома, я не замечал происходящего вокруг. Ни природы, ни погоды, ни людей, ни событий, ни запахов, ни вкусов.
.
Первоначально, в нерабочее время, я пытался забыть о производственных делах читая книги и газеты, однако из этого ничего не получалось; глаза бегали по тексту, но мозг его не воспринимал, он все ещё "сидел в кабинете".
.
Ложась спать я часто замечал, что мои мышцы непроизвольно напряжены, как у солдата срочника, в первые недели службы, когда он просыпается за несколько минут до утреннего построения и лежит в ожидании дикого крика дневального "Р-р-ота, подъё-ём!!!". Но и выспаться часто не удавалось, так как я жил вместе с братом, а у него был маленький ребёнок - моя племянница, она почти каждую ночь будила нас криками. Со звонком будильника кошмар начинался вновь, усиленный недосыпанием. Вскоре навалилась ещё одна проблема — развилась язва двенадцатипёрстной кишки. Она появилась у меня ещё в конце учёбы в ВУЗе (к госэкзаменам я готовился лёжа, так как в сидячем положении язва сильно болела). Но это я через полтора года узнал, что это язва (когда она скрутила меня в бараний рог), а тогда я всё надеялся, дескать, пройдет само.
.
Какой прекрасной была моя жизнь в прежние времена! Выключив будильник, я в первую очередь думал о том, какая на улице погода или вспоминал ночной сон. Вкушая завтрак, я ощущал вкус пищи, оценивал его. Идя по улице, наслаждался утренней тишиной, щебетом птичек, отмечал чистоту и свежесть вдыхаемого воздуха. А в конце дня, напрочь забыв о работе, неторопясь ужинал и спокойно принимался за чтение книги. Погружаясь в сон, думал о чём угодно, но не о работе.
Таким образом, психологические перегрузки, хроническое недосыпание, накопившаяся усталость и болезнь, высасывавшая последние силы, подвели меня к мысли о том, что необходимо заняться в жизни чем-то другим. Только чем заняться, когда кругом повальная безработица, предприятия стоят, а на тех, которые работают, не платят зарплату месяцами?
.
Но вот однажды, подсознание выдало внезапное решение — можно завербоваться контрактником в Чечню. Эта мысль пришла откуда-то извне, поскольку до того момента, как она возникла у меня в голове, я не прорабатывал вариант с Чечнёй.
Мысль вошла в меня без всякого усилия, легко и непринужденно, словно долгие годы жила вместе со мной. Чечня становилась для меня нишей, из которой можно было бы спокойно осмотреться в жизни. Я получал время для поисков нового жизненного пути, будучи избавлен от необходимости думать о пропитани, одежде, крыше над головой. Кроме того, воплощались в реальность мечтания детства и юности. Единственное, что мне не гарантировалась, это сама жизнь. Но за всё нужно платить. Однако я решил: лучше страшный конец, чем бесконечный ужас.
.
В то время меня не беспокоили такие понятия, как грязная война, коммерческая война - все войны для меня были виртуальными, абстрактными - не прочувствованными, не пережитыми. Более того, отчетливо помню, когда я вернулся домой после срочной службы, во время которой я только тем и занимался, что два года мыл полы, подметал асфальт, стоял в нарядах по роте, по кухне, по автопарку (за всю службу я выстрелил не более 30 патронов и бросил одну гранату), несмотря на столь мирную службу, по её окончании у меня возникло стойкое внутреннее ощущение, что если мне, как солдату, прикажут стрелять в кого-то, будь то вооруженный противник или безоружное население собственной страны, я нажму на спусковой крючок не задумываясь и с готовностью. Не знаю, как бы я вел себя на практике, но ощущение было именно такое. Откуда во мне могла взяться эта судорожная готовность к убийству?
.
После Чечни я анализировал своё внутреннее состояние времён срочной службы. Ведь я родился и воспитывался в интеллигентной семье, меня не подвергали телесным наказаниям, окружали любовь и забота, я не пил, не курил, не дружил с плохими мальчиками, много читал. Всё это длилось семнадцать лет. И всего за какие-нибудь два года я стал (как мне казалось) внутренне готов к бездумному убийству. Почему?
.
Каждый человек уверен в том, что он одно из самых лучших творений природы (с некоторым количеством малосущественных недостатков). Но попав в армию, юноша вдруг узнаёт, что он не венец творения, а тварь — в смысле гнида, которую следует уничтожать морально и физически. Вся армейская атмосфера построена именно на этой идее и всячески воплощает её в жизнь. В конечном счете, внутри молодого человека рождается умозаключение примерно следующего содержания: "Если даже Я(!) мразь, то что из себя представляют остальные? Если из Меня(!) делают пушечное мясо, стирают в лагерную пыль, то почему то же самое Мне нельзя сделать с другими? Почему Мне(!) должно быть плохо, а остальным хорошо? Нет уж, если плохо Мне(!), так пускай будет плохо всем". Внешне это выражается в готовности к жестокости и убийству. Хрупкая юношеская психика уродливо деформируется в условиях армейского скотства.
.
Вот примерно в таком внутреннем состоянии я вернулся со срочной службы в 1986-ом году. При этом необходимо подчеркнуть, что моя служба сложилась очень удачно. Я практически не испытал на себе проявлений дедовщины. Всего-то три-четыре удара по челюсти, да пара ударов в живот, и это за целых два года — не служба, а малина!
.
.
В наёмники! Лето 1995
.
Позвонил дежурному в райвоенкомат, узнал кто и когда занимается у них набором контрактников.
.
13 июня день был теплый и солнечный. Я пришел в указанный кабинет. В нём за столами, даже не столами, а школьными партами, сидели 3 или 4 женщины. Та, которая занималась набором контрактников, сидела слева у окна. Лицо у нее было немного треугольной формы - сужалось к подбородку, это придавало лицу выражение стеснительности. Кроме того, у нее немного шире обычного были открыты глаза. В совокупности создавалось впечатление, словно человеку неожиданно поручили какое-то сложное ответственное дело и она этим испугана, но пытается скрыть свое неловкое положение.
За вежливым "Присаживайтесь", — сразу последовало:
— Могу предложить вам службу в Северо-Кавказском Военном Округе.
Хотя было понятно о чём идёт речь, всё же я уточнил:
— Имеется ввиду Чечня?
— Да.
— Мои желания совпадают с вашими возможностями. Какие бумаги требуются для оформления?
Женщина продиктовала список необходимых справок. Затем я написал заявление военкому, с просьбой призвать меня на службу по контракту в горячую точку. Заявление было помещено в отдельную папку, на которой стали красоваться мои фамилия, имя и отчество (пока карандашом).
.
В конце беседы женщина пояснила, что поданное заявление меня ни к чему не обязывает, дескать, в любой момент я могу отказаться от сделанного шага. Я поблагодарил её за эту информацию, но заверил, что всё решил бесповоротно. Интонация женщины и выражение её лица, с которыми была произнесена фраза о необязательности идти до конца, на секунду зафиксировали моё внимание. В последующие посещения военкомата, когда я приносил порциями требуемые документы, фраза о том, что все собранные бумаги меня ни к чему не обязывают, неоднократно повторялась. Позже, как мне кажется, я понял психологическое состояние этой женщины: ей поручили работу, которой она стыдилась. Вероятно она считала, что если с теми людьми, которых она оформит в Чечню, что-то случится - она будет морально ответственна за это. Доступным способом она оказывала сопротивление той войне. Спасибо ей за эту, хоть и не способную ничего изменить, но гражданскую позицию!
Медкомиссия была успешно пройдена, необходимые справки собраны, оставалось только ждать повестки на убытие. Как мне сказали, по аналогии с предыдущими наборами меня должны побеспокоить недели через две, максимум три. В ожидании этого момента я уволился с работы. Когда подписывал обходной, коллеги всё интересовались, куда я ухожу и сколько там платят? Я уклончиво отвечал, что работа нормальная и платят хорошо, но даже понятия не имел о размерах денежных довольствий контрактников в Чечне. В военкомате мне тоже толком на этот вопрос не могли ответить. Главным было то, что я смогу начать новую жизнь.
.
После решения ехать в Чечню, я стал внимательно смотреть программы новостей по телеканалу НТВ (Гусинского). Они, как казалось (на месте это подтвердилось) наиболее объективно освещали войну в Чечне. Начало первой чеченской войны прошло мимо моего внимания, так как я был в рабочем чаду и на окружающие процессы не реагировал. Звучит неправдоподобно, но до принятия решения о вербовке, я даже толком не представлял, где находится Чечня. Раз Северный Кавказ, значит где-то на юге. Более того, мне почему-то казалось, что это одна из союзных республик (их ведь было 15, поди все упомни).
.
И когда в моё сознание иногда прорывались обрывки информации о непростой ситуаци в Чечне, я недоумевал, почему при развале СССР она сразу не отделилась? Но эти мысли были секундными, поскольку учёба и последующая работа заслоняли от меня всё окружающее и происходящее, просто не было времени что-либо узнавать, чем-то интересоваться. Пока я вербовался, произошли события в Буденновске и на пару месяцев в Чечне установилось затишье. Армия от активных наступательных действий перешла к реагированию на демарши чеченских моджахедов.
.
По простоте душевной я уж стал подумывать, что война вот-вот закончится. Наивный чукотский юноша! После возвращения из Чечни, я как-то услышал по радио информацию о том, что во время первой войны, чуть ли не все российские банки открыли там свои филиалы... И такую "прачечную" взять и закрыть из-за какого-то теракта?!! Это просто смешно!
14 августа процесс пошел. До этого я раз в неделю отзванивался в военкомат и узнавал, начался ли набор? В тот день, утром, женщина занимавшаяся вербовкой, сказала мне по телефону, что сегодня должна поступить кодограмма из министерства по поводу набора в Чечню и чтобы я перезвонил завтра, но уже собирал вещи. Рюкзак был собран давно. После обеда решил вздремнуть - дождь намечался, клонило в сон. Неожиданно меня разбудила сноха. Испуганно сказала, что ко мне пришли из военкомата.
.
Это оказалась женщина вербовщик. Она сообщила, что согласно кодограмме, контрактников необходимо направить на сборный пункт уже завтра, после обеда. Женщина опять повторила, что я ещё могу отказаться. Я поблагодарил её и на этом мы расстались до следующего дня. Вечером пришел с работы брат. Жена ему всё рассказала ещё в коридоре, так что мне не пришлось подбирать слов для объяснений. Я хотел поставить их в известность о своём решении перед самым отъездом, чтобы избежать лишних словопрений. Брат ворвался в мою комнату до крайности возмущенный и полный недоумения... После получасового переругивания тема была исчерпана.
.
15 августа. Утром в военкомате мне выписали проездное требование и выдали на руки папку с моим личным делом. Передавая бумаги, женщина вербовщик в последний раз повторила фразу о том, что я ещё волен отказаться. Я тепло поблагодарил её за заботу и двинулся в путь. Дорога моя лежала в Московский областной военкомат. Он находился в пяти минутах ходьбы от Красной Площади. Прибыв туда, я обнаружил, что желающих повоевать за отчизну со всей многомиллионной Московской области набралось всего двое - я и парень по имени Сергей. Нашу "группу" возглавил майор, который положил в свой портфель наши папки с личными делами и мы поехали на Курский вокзал. В тот период сборный пункт Московского Военного Округа, для отправляющихся в Чечню, находился в Нижнем Новгороде. Туда стекались контрактники со всех областей входящих в МВО: Московской, Тульской, Брянской, Костромской, Орловской, Тверской и т.д.
.
.
Сборный пункт — Нижний Новгород. Август 1995
.
До ближайшего поезда на Нижний Новгород оставалось ещё часов 5-6. Майор купил на всех билеты, после чего мы договорились в 23 часа встретиться у вокзала и на этом разошлись.
.
Я с Сергеем пошел бродить по окрестным улицам. В сквере перекусили захваченными из дома харчами. Стали друг друга расспрашивать о мотивах вербовки в Чечню. У моего собеседника это была вторая попытка попасть на войну. В первый раз он договорился со знакомым парнем ехать наёмниками в Югославию. Но в тот день, когда нужно было прийти в условленное место, Сергей проспал. Явился на пару часов позже. Оказалось, что все желающие уже убыли к месту назначения.
Помню, что Сергей объяснял своё желание участвовать в войне плохим материальным положением, отсутствием средств к существованию. Как я позже убедился, подобную версию излагали практически все контрактники. Но при более тесном общении зачастую вскрывались иные движущие силы.
.
По моим наблюдениям, доминирующей причиной погнавшей людей на эту войну была экономическая разруха, царившая тогда в стране. Если взять всех контрактников нашей бригады за 100%, то процентов 25 из них, это были нормальные парни, которые в условиях безработицы и повсеместной невыплаты зарплат на производстве не смогли заставить себя встать к рыночным лоткам или торговать газетами в электричках; а также горячая послеармейская молодёжь, с низкой трудовой квалификацией, не нашедшая себе места под солнцем.
.
70% являлись банальными алкоголиками, перед которыми на гражданке стояла жёсткая альтернатива: или собирать бутылки и бомжевать или воровать и грабить и садиться в тюрьму. Наверное процента три бежали в Чечню от семейных проблем, ну и пару процентов пытались таким образом скрыться от уголовной ответственности за совершенные преступления. Совсем ничтожную часть, считанные единицы, составляли солдаты удачи. Однажды приняв участие в локальном вооруженном конфликте, распробовав вкус риска, крови, шальных денег, боевого азарта, полной безнаказанности, они уже не могли спокойно жить в гражданской обстановке. Их тянуло на войну, где можно свободно стрелять, убивать, жечь, разрушать получая от этого внутреннее удовлетворение и зарплату, плюс сверху деньги от разбоев и грабежей. Подобные субъекты кочуют с войны на войну: Карабах, Абхазия, Чечня, Югославия, Афганистан и т.д. В Чечне мне довелось встретить двоих таких субчиков. Перед этим они воевали в Абхазии, где спокойно можно было убить ночью человека лишь за то, что он не показал паспорт.
.
Поздно ночью сели в плацкартный вагон поезда Москва - Нижний Новгород и тронулись в путь. Несколько соседних купе и боковых полок заняли солдаты срочной службы. С плохо скрываемой мальчишеской гордостью они, как бы небрежно информировали окружающих, что их везут на бойню в Чечню. От присутствующих они ждали бабьих охов и ахов, по поводу возможной их печальной участи - смерти в самом расцвете лет. Бойцы с деланной неохотой говорили, что их везут для комплектования бригады спецназначения быстрого развёртывания. Эти пацаны просто "тащились " от "крутых" спецназваний таинственной бригады. Позже, двоих «воинов» из той группы я встретил в нашей бригаде, они попали в комендантский взвод и до дембеля каждый день стояли на посту по охране ЦБУ (центр боевого управления) или просто штаба; в любую погоду с каской на голове и в тяжеленном (30кг) бронежилете.
.
Посетовав на свою горькую судьбу и не найдя у нас сочувствия, бойцы, не сильно таясь от своих командиров, раздавили на четверых бутылку водки, закусили свиной тушёнкой из армейского сухпайка; вытерли об оконную занавеску лезвие ножа, которое использвали вместо ложки и легли спать. Наша команда тоже улеглась.
.
Утром поезд прибыл в Нижний Новгород. Погода была пасмурная, зябкая. У привокзальной площади, на трамвайной остановке произошла встреча, которая надолго врезалась мне в память. Мы столкнулись с группой контрактников, человек десять, прибывших из Костромской области. Они держали курс в том же направлении, что и мы - на сборный пункт. Видос у этой группы был весьма броский. Одежда, лица и манеры поведения сильно контрастировали с окружающей толпой. Ну рваная одежда это понятно - призывники исстари так одеваются. Все, включая сопровождавшего майора, были сильно пьяны. Но самое колоритное - лица. Это было нечто! Создавалось впечатление, что группу бомжей, хронических алкоголиков и закоренелых уголовников только что взяли из камеры ближайшего приёмника-распределителя, щедро напоили водярой и отпустили.
.
Особенно мне запомнился один тип с черной копной свалявшихся волос, плоским лицом, вдавленной переносицей, глубок и близко посаженными глазами. Этот парниша явно должен был находиться в психоневрологическом диспансере, а не на площади, среди людей. Я окончательно выпал в осадок, когда этот типус почти полностью (!) засунул себе в ноздрю указательный палец и вдохновенно поковырял им у себя в голове. В тот момент я впервые пожалел, что затеял поездку в Чечню. Через несколько часов я должен буду стоять рядом с ним плечом к плечу или спать голова к голове, а в гражданской жизни я бы постарался не приближаться к этому человеку ближе, чем на две вытянутые руки.
.
Наш майор вступил в контакт с начальником костромичей, объяснил тому куда и как ехать. Костромич стоял, раскачиваясь, с тупым, отсутствующим выражением на лице. В конце наш майор посоветовал костромичам в таком виде в часть не ехать, а побыть несколько часов за городом и проветриться от водочных паров. Хмельной майор по-своему воспринял совет и предложил подопечным купить ещё бухла и поехать за город. В группе вспыхнул спор как лучше поступить, а мы втроём поскорее удалились.
.
Наконец прибыли в воинскую часть, служившую сборным пунктом. Во времена СССР там было расквартировано 5 полков (то есть порядка десяти тысяч человек). В 1995-м году в эту часть удалось набрать всего 25 человек срочников(!)
Возле одной из казарм нас встретил начальник сборов - капитан в бушлате и солдатских сапогах. Хотя он был молчалив, а взгляд у него был строгий и проницательный, но лицо приятное - волевое, мужественное. Оценивающе посмотрев на нас, он поинтересовался наличием в рюкзаках спиртного. Но обыскивать не стал и провел на второй этаж казармы. Мы вступили в гулкое, безлюдное сумрачное помещение, заставленное двухъярусными койками застеленными до боли знакомыми тёмно-синими шерстяными солдатскими одеялами с тремя черными полосами в ногах. Эхо шагов от грубых солдатских сапог, отдавалось в груди сосущей тоской воспоминаний о срочной службе. С этой минуты моя жизнь поделилась на "до" и "после".
..
.

Константин Камруков 166 ОМСБР Чечня.
166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

Павел Владимирович Зябкин. Почему идут в контрактники.

Павел Владимирович Зябкин. Почему идут в контрактники.
.
Павел Зябкин Украина Чечня 166 бригада
.
Знакомые ополченца назвали его «настоящим воином и бродячим монахом».
Друзья и знакомые 47-летнего воронежца Павла Зябкина подтвердили РИА «Воронеж» его гибель на Юго-Востоке Украины. Однако ополченец погиб не в конце июня, как сообщили украинские и российские СМИ, а еще в конце мая. Об этом рассказали его однокурсники по воронежскому филиалу Российского государственного социального университета (РГСУ). Эту же версию озвучила газета «Комсомольская правда» со ссылкой на донецкого ополченца. Он сообщил, что Павел Зябкин попал под обстрел в ночь с 26 на 27 мая во время штурма донецкого аэропорта, когда сопровождал раненных бойцов ополчения в тыл.
.
- Павел погиб еще в мае. Мы знакомы два года, вместе учились в университете .22 мая мы с ним разговаривали в последний раз. Он просил приглядеть за кошкой, пока его не будет. Правда, куда он собирается, держал в секрете. У Павла первое образование юрфак ВГУ. В последнее время он трудился дворником и параллельно учился в РГСУ, где мы с ним и познакомились. Очень образованный, интересный и хороший человек. Нам всем очень жаль, что так произошло, вся группа скорбит. Мои одногруппники уже ездили к нему на могилу на Буденовском кладбище.
Оксана Григорьева, однокурсница Павла Зябкина по РГСУ.

.
По словам знакомых, из морга в Ростове Павла забирала и хоронила дочь.
Председатель Воронежского русского военно-исторического общества (ВРВИО) Владимир Гагин был знаком с Павлом Зябкиным. О его гибели Гагин узнал от корреспондента РИА «Воронеж».
.
- Паша был настоящим воином, бродячим монахом. Он участвовал в крестных ходах, по-настоящему верил в Бога. К нам он пришел после второй Чеченской войны и с большой душой рассказывал на собраниях про то, что пережил. Его повести о Чечне очень искренние и необыкновенные. Мне кажется, его решение поехать на Юго-Восток Украины вполне логичным для него – для человека, который болел за русских, веру и Родину.
Владимир Гагин, председатель Воронежского Русского Военно-исторического общества.

.
Член ВРВИО Евгений Киселев вспомнил, как 12 лет назад Зябкин пришел в общество со своими пронзительными повестями о Чечне. После окончания юрфака ВГУ в 1994 году и до службы по контракту Павел работал следователем в прокуратуре. В 1995 году он уехал контрактником в Чечню, прошел первую, а потом и вторую войну на Северном Кавказе. Он дослужился до командира отделения огнеметчиков, получил две медали «За отвагу». После возвращения в Воронеж служил в погранотряде.
По словам Евгения Киселева, повести Павла напоминают прозу Ремарка. Будучи смелым солдатом, он оказался и настоящим интеллектуалом, который смог переложить свои эмоции на бумагу. Так в своей «Повести о трех пастухах» Зябкин смог показать войну в Чечне глазами не только русских солдат, но и чеченцев.
.
- Павел Зябкин последние два-три года почти не участвовал в жизни общества, мы с ним больше переписывались по электронной почте. Он получал богословское образование в воронежской православной духовной семинарии. Второй большой страстью Паши было подводное плавание. Он занимался дайвингом на воронежском водохранилище. Я не видел Пашу несколько месяцев и не знал о его гибели, не знал даже о его решении поехать добровольцем на Юго-Восток Украины, - пояснил корреспонденту РИА «Воронеж» Евгений Киселев.
.
Об обстоятельствах выезда Павла Зябкина на Юго-Восток Украины корреспонденту РИА «Воронеж» рассказал его знакомый по социальной сети, где координировались будущие ополченцы, по имени Роман:

- Нас собирали группами по семь человек, в которые в обязательном порядке должны были входить медик и несколько бойцов с опытом боевых действий. И мы, желторотики. Павел и был тем самым опытным. Ведь за его плечами были и чеченские кампании, и награды. Ребята, которые входили в группу, были со всей страны. Все понимали, что не в отпуск едут, решали проблемы с работой, с переоформлением квартир на близких родственников. Павел первый порешал с бумажной волокитой. И нас постоянно подгонял. Мы с ним постоянно созванивались, он шутил про своего кота и хронический алкоголизм. Веселый был мужик. Уехал он 19 мая, погиб 26. [1]
.
Родился и вырос в Воронеже. Образование высшее юридическое. C мая 95-го по апрель 96-го и с июля 2000 по январь 2001 годах служил солдатом по контракту в Чечне (мотострелковые войска). Кроме того, еще служил срочную 85-87 гг. под Москвой и в ПВ ФПС по контракту в 97-98 гг., уже в Воронеже. Сменил массу профессий: от следователя прокуратуры до инкассатора и грузчика. С 2006 года член Союза журналистов России.[2]
.
.
От себя: Ниже приведет один из рассказов Павла Зябкина. Он описывает не только причины почему Павел поехал на восток Украины, а так же первую и вторую Чеченские войны, но и большую часть почему ребята шли по контракту в Чечню. Хотя у него указана лиш одна из сторон, не упомянуты такие как романтика в рассказе ""Братаны". Путешествие туда и обратно." а так же патриотические причины как у Камрукова Константина. Каждый "второй-третий" контрактник в 166 бригаде, ветеран того или иного конфликта, был как минимум один ветеран Вьетнамской войны, ну и конечно же большей степени ветераны Афганцы. У Кирилла "Историка" было 5 командировок в Чечню, есть и отдельные участники у которых количество командировок переваливает за 10. В нашем довольно узком кругу общения ветеранов 166 бригады (что принимают участие в летописи блога), известно ещё о четверых добровольцах на востоке Украины. А бригада была большая и не одна в Чечне.
.
Павел Зябкин Чечня Украина 166 омсбр
.
Почему идут в контрактники.
.
Вооруженные конфликту на территории бывшего СССР пополнили ряды нашей армии новым видом военнослужащих - контрактниками. Вчерашние рабочие, колхозники и безработные устремились в "горячие" точки наемниками, давайте уж смотреть правде в глаза, именно так их и можно назвать, хотя служат они и в нашей армии. Что же заставляет людей бросать привычную жизнь и ехать, куда глаза глядят, несмотря на отговоры родных и друзей. Попытаюсь на основе собственного опыта контрактной службы на двух чеченских войнах рассмотреть этот вопрос.
.
ПРИЧИНЫ.
.
Причины, приводящие гражданских людей на службу в "горячие точки" различны. Но можно назвать одну и главную из них - это полная неустроенность в жизни. Это конечно общая фраза и вряд ли мне удастся раскрыть ее до конца. Можно лишь попытаться выделить наиболее часто встречающиеся виды этой неустроенности. Жизнь нормального мужчины можно разделить на две части: личную и социальную. Счастливым можно назвать человека занимающего свое место в жизни, соответствующее его способностям, характеру, интеллекту и навыкам, как в поговорке "всяк сверчок знай свой шесток" при этом удовлетворенного личной жизнью. Конечно, отыскать такую идеальную гармонию трудновато, но полагаю, что все-таки она где-то и существует. Подлинно счастливый человек живет в своем мире, и вряд ли мы про него узнаем. Ведь свойство человеческой натуры это выносить сор избы, да и сами мы с куда большим интересом копаемся в грязном белье. Подлинного идеала найти трудновато, поэтому большинство людей само реализуется в одной из сторон жизни. Плохо у человека с работой, перебивается он случайными заработками, или место занимает явно не свое, но в личной жизни все компенсирует, либо в семье лад, либо женщины так и виснут, вот он и находит отдушину. У другого наоборот дома ад, зато придет к любимому делу, и все забыл. А вот если и там и там не клеится, то тут уж подлинно хоть в петлю лезь. Но неудачник неудачнику рознь. Люди разные, одни спиваются, другие садятся на наркотики и таким образом уходят от реальности, ведут свое существование, более напоминающее животное, но что интересно, вполне им довольные и не желающие что-либо менять. Но есть и другая категория неудачников. Перепробовав все доступные им способы найти свое место в жизни и отчаявшись в поисках, они не спились, не сели на иглу, хотя отведали первого, а кое-кто и второго, а поехали в "горячие" точки в надежде что-то изменить в своей непутевой жизни, да и просто получить адреналину. Кому как, но мне более приятен второй вариант. Добавлю, что просто алкоголик или наркоман не станет рисковать своей никчемной жизнью. Они очень озабочены максимальным продлением своего существования на земле и с негодованием отвергают все предложения идущие бегущей строкой по телевизору о наборе контрактников в Чечню. Да и медкомиссию им пройти сложновато. Поэтому смело опровергаю мнение, что только алкоголики и наркоманы попадают на войну. Нет, правильнее будет сказать, что едут не реализовавшиеся неудачники не нашедшие применения своим способностям в нынешнем мире одичавшего капитала. Кстати и ярко криминогенных типов тоже не много. Те, кто наделен криминальными талантами, прекрасно реализует их здесь, третируя жителей и делая деньги на людском горе. В "горячих" точках вы их не найдете. Может и есть, но единицы. Сугубо материальные причины, которые так часто ставятся во главу угла, играют на самом деле довольно малую роль. Кому очень нужны деньги и кто их очень любит, находят способы достать их дома. А если не находят, то такому, сколько денег не дай, он их все равно до ума не доведет, что и происходит в подавляющем большинстве с бывшими контрактниками. Чисто деловые люди не станут рисковать жизнью за более чем сомнительное денежное вознаграждение. Может, и попадаются такие, но мало и не надолго. Есть и просто любители острых ощущений, но это тоже люди, у которых не все в жизни в порядке. Немногочисленна прослойка молодых людей, надеющихся остаться на военной службе и дальше, этаких фанатов военной службы, но их иллюзии скоро развеиваются, т.к. профессионального роста нет, а когда оканчиваются активные боевые действия, начинается УСТАВ, то служить вообще не зачем. Так что дело в неблагополучии обычной мирной жизни.
.
МЕНЯЕТ ЛИ ВОЙНА ЧЕЛОВЕКА?
.
Принято считать, что человек меняется на войне. Позволю не согласиться с этим мнением. Человек не может изменить себя коренным образом. В нем изначально заложены качества, которые только в одной обстановке востребованы, а в другой нет. Известны же случаи, когда в экстремальной обстановке обычные люди творили чудеса, откуда брались силы, реакция и быстрота, мужество и выносливость. Тем более война, где стрессовая ситуация длится продолжительное время. Замечу, что подавляющее большинство, в наше время, попадающих в горячие точки людей, уже склонны к этому. Сейчас есть выбор. Ну, если уж человек совсем боится, то может уволиться со службы, но ведь не делают этого. Кому надо сразу увольняются и не ждут отправки. Здесь я говорю об офицерах, прапорщиках, милиционерах. Что касается "срочников" то в наше время "откосить" от "горячей" точки проще простого. Кто не хочет туда ехать, тот и косит. Ну а про контрактников нет смысла говорить, они сами идут в военкомат с целью ехать в Чечню. Уж их то силой никто туда не тащит. Да и особо-то не зовут. Едут добровольно люди, как я уже сказал невостребованные жизнью. На войне они проявляют те качества, которые не были нужны прежде. Это выносливость (как физическая, так и моральная), смелость, честность и открытость (так как нет смысла сильно лицемерить). Как правило, качества эти в той или иной мере заложены во всех людях. Но в мире наживы, качества эти нужны только как дополнительные, основными являются беспринципность, хитрость, жестокость, лицемерие. К сожалению или к счастью вторые качества есть не у всех. Может быть, это резко и не понравится певцам рыночной экономики, но это так. Никаких существенных и глубинных изменений в характере человека война не производит (замечу, добровольно выбравшего этот путь), просто отшлифовывает и доводит до совершенства то, что скрывалось в глубине. В тоже время загоняются в глубину таланты так нужные в "бизнесе". Человек отвыкший лицемерить и прикидываться трудно адаптируется в мирной среде. Привыкнув быть открытым он бесконечно "подставляется" путая "имидж" с подлинным лицом. Не буду отрицать и то, что наверняка обостряются психические расстройства, если они были, конечно. Понятие, что война "срывает крышу" вряд ли справедливо. То, что мы под этим имеем в виду, происходит, как правило, с теми, кто имеет доступ к спиртному (а это не самые опасные места). Но ведь и дома, в самой мирной жизни, если пить беспробудно, то еще и не так "срывает крышу". Да и насколько я знаю среди "знаменитых" маньяков и вообще преступников, не так то уж и много ветеранов войны. Встречалось мне в печати мнение о сексуальных расстройствах у бывших участников боевых действий. За себя скажу, да пожалуй, верно, сексуальная активность повысилась. Но не пугайтесь читатель, ориентация нормальная, к садизму тоже нет тяги. А повышенный интерес к противоположному полу, наверное, не самая страшная беда. Да и у сослуживцев моих насколько я знаю тяги к насилию не замечено. Как анекдотический можно привести пример "поголубения" одного однополчанина, но опять же все в рамках закона и приличия.
.
ЧТО ЖДЕТ ДОМА?
.
Надеждою жив человек. Избитая фраза. За время службы контрактник потихоньку утрачивает чувство реальности. Из вчерашнего неудачника он стал отличным солдатом. Побывал в критических ситуациях, что "новым русским" и "братве" не снились. Проверил себя "на вшивость" и убедился, что он отнюдь не ничтожество и лишний человек, кем он был в прошлой жизни. Теперь то, когда все позади он должен наконец-то занять достойное место в жизни, обустроить быт и жить да поживать и добра наживать. А вот тут-то ждут его те же трудности и проблемы, от которых он в свое время убегал. Более того, жизнь не стояла на месте, и многое изменилось, к чему он вовсе не готов. Да, появились деньги, хотя без труда их тоже не получишь, все сделано, как будто для того, чтобы их у тебя не было. Не у каждого хватит знаний и нервов судиться за свои "боевые". Да в конце концов, любой "комерс" делает те же "бабки" без риска для жизни и не куда не уезжая. Ну ладно есть деньги, ну купил телевизор, компьютер, может что-то еще (интересное наблюдение: почти все кто приобрел машины, разбили их в течение первого месяца), а дальше? А дальше деньги кончаются, на путное вложение их нет опыта, информации и связей. Для бизнеса не у каждого есть способности, а у кого есть, я уже писал, те никуда и не едут. Значит снова идти наниматься куда-то. А предложение здесь для человека без связей совсем небольшое: улицу мести, мешки таскать, слад охранять и т.п., причем все за копеечную зарплату и хорошо если еще и платят, а то и вовсе можно за так проработать. Мне могут возразить, что это касается людей без профессии и образования. Сошлюсь просто на себя, у меня высшее образование, а кроме вышеперечисленных мест ничего найти не могу. А что говорить о других? Касаясь темы трудоустройства, сошлюсь на собственный опыт. Приехав со второй чеченской, попытался пойти на службу в МВД. Все вроде бы ладилось, а вот психолога не прошел. Зачислили в группу риска. Уже приватно кадровики пояснили, что и своих милиционеров после Чечни они на учет ставят, а уж бывшего контрактника тем более и близко не подпустят, а то кабы чего не вышло. То же и в УИНе. Так и заказан мне был ход в "органы". Но что интересно. Туда я шел на должность следователя, и оружие видел бы раз в месяц в тире, а теперь я работаю в "Росинкассе" и каждый день ношу пистолет. Хотели как лучше, а получилось как всегда. В 96 году после первой чеченской думал поехать в 201 МСД в Таджикистан, так "купец" показал мне инструкцию, где черным по белому было написано "После Чечни не брать (кроме срочников)". В 96 году вообще наслушался всякого, тогда в открытую называли нас бандитами, наемниками и прочим. Один кадровик, когда я устраивался юрисконсультом на одно крупное предприятие так и сказал "Я знаю, чем вы там занимались и не хочу, чтобы сюда приходили из ФСБ и забирали тебя". Теперь, по крайней мере, в открытую так не говорят, но есть ведь психолог. Тоже самое, только закамуфлировано под объективность. Ну у кого как в личной жизни я точно не знаю, но догадываюсь, что не все гладко как хотелось. Таким образом приехав с "горячей" точки вчерашний солдат-контрактник оказывается у разбитого корыта. Как здесь помочь? Не знаю, мир ведь не изменишь. Подлый, но богатый будет лучше честного, но бедного. Глупый, но наглый добьется большего, чем умный, но слабый. В мире, где правит чистоган, и никто никому не нужен, не пойдут никакие программы реабилитации, сколько их не придумывай. Хорошо бы конечно ввести льготы, но кроме 5 мест в автобусе (которые, кстати, уже отменили) ничего нет. А жизнь дорожает. А полноценно жить хочется, наверное, ветераны боев это заслужили. Если бы программу реабилитации проводил я, то первым делом подумал бы о льготном трудоустройстве и обучении бывших солдат. Но ведь никто и никогда этим заниматься всерьез не будет. Других дел хватает. А если и будут, то опять получится фарс, на котором кто-то наживется. Там была трудная жизнь, здесь встречает жизнь подлая.
.
ПОЧЕМУ НА ВОЙНЕ ЛУЧШЕ.
.
Как это может не показаться диким и странным, но много людей однажды добровольно побывавшие в "горячих точках" снова едут обратно. На поверхности, казалось бы, лежит причина материальная, большие зарплаты контрактников, желание еще больше заработать, но мне кажется это миф. Подавляющее большинство бывших добровольцев так и не вылезли из нищеты и ничего путного со своими деньгами не сделали, все ушло как песок через пальцы. Конечно, приобрел кто-то холодильник, телевизор, что-то из одежды, но скажите ради этого стоит ли воевать? Ведь на все это можно при желании заработать и дома. Нет, причина скрыта глубже. Она в том, что как бы не была жестока военная жизнь, но она не оставляет человека один на один со своими трудностями. На гражданке царит полное равнодушие, да на тебя вроде бы никто не давит, никто не кричит, никто не угрожает в открытую. Все улыбаются, но при этом также с улыбкой и спокойно будут смотреть, как человек барахтается в омуте своих трудностей, как из последних сил бьется за кусок хлеба, за место под солнцем, а при случае и отнимут у него это. В мирной жизни главное искусство это лицемерие - умение показаться таким, каким ты нужен окружающим и власть имущим. Ты можешь быть трусом, но главное, чтобы тебя считали героем, ты можешь быть подлецом, но тебя могут считать честнейшим и добрейшим, можешь быть глуп, но кажись мудрецом. В военной обстановке на одном имидже далеко не уедешь. В условиях сжатого коллектива, объединенного одной задачей, с элементами риска нет смысла носить маску, она слетит очень быстро. Человек виден как под микроскопом. Никому не важно, какое у тебя прошлое и будущее, кем ты был раньше и кто за тобой стоит (понятно, что никто), сколько у тебя денег (итак ясно, раз попал сюда, значит не из "крутых"). Живем одним днем. В принципе изначально все контрактники здесь равны. Жизнь словно начинает писаться заново. Вчерашние никому не нужные на гражданке мужики, брошенные женами, уволенные или не нашедшие работу, едва не спившиеся вдруг оказываются нужными и востребованными. Здесь не надо притворяться, все равно очень скоро тебя раскусят. Не имеют значения деньги, на руки их все равно не дают. Нет сильного, как на "гражданке", расслоения общества по материальному признаку, жизнь у офицеров немного-то и лучше солдатской. Как бы там ни было, но человек здесь получает все необходимое для жизни - еду, одежду, жилище бесплатно. Отпадают сами по себе проблема заработать на тот же пресловутый кусок хлеба насущного, нет вопроса, во что и как одеться - есть форма, ее выдали, ее и носи. Никто уже по одежке, как дома не встречает. Теперь все зависит от самого человека, каков он есть на самом деле, без маски, без мишуры, так необходимой в мирной, гражданской жизни. И в подавляющем большинстве вчерашние неудачники и изгои общества становятся отличными солдатами, наконец-то они могут проявить себя в полной мере. Справедливости ради, отмечу, что не всегда в хорошем, но в большинстве своем все-таки проявляются хорошие качества, лежавшие под спудом на "гражданке". Если же плохое все-таки преобладает, то такому человеку трудно будет долгое время прожить в замкнутом коллективе, придется или переделаться или уйти, третьего не дано. Вокруг тебя такие же неудачники. Общество равных возможностей. Немаловажный факт и отсутствие наличных денег. Деньги, то главное мерило в мирной жизни, определяющее цену человеку, здесь практически отсутствует. Все необходимое, как я уже говорил, дается бесплатно, купить все равно толком ничего не купишь. Поэтому человек ценен сам по себе, как личность, как специалист. Еще один парадоксальный вывод - на войне получаешь больше положительных эмоций, чем в мирной жизни. Ну какие скажите радости и блага доступны нищему в мирной жизни. Да только одно, поглазеть на то, как другие красиво живут, а тебе не дано. Это едва ли способствует душевному равновесию. Приехавший на войну человек, как правило, ничего хорошего не видел в прежней жизни, что и побудило его на такой шаг. Здесь же нет "красивой" жизни. Но те немногие радости, доступные здесь может при желании получить любой. Поверьте, радость от выпитой кружки чая в сырой палатке куда больше, чем от обеда в роскошном ресторане (куда тем более попадешь, может раз в жизни), а от нового бушлата, чем от костюма от Версаче (который все равно не купишь). Поэтому и выходит, что человек чувствует себя здесь более счастливым и социально защищенным, чем в прежней жизни. Никто не "пилит" его постоянно, что не может он заработать как нормальный человек, что он неудачник и т.д. и т.п. Да командиры и сослуживцы грубы, а командиры более требовательны и даже жестоки, чем окружающие в мирной жизни, но они не лицемерны, и в большинстве случаев они не оставят тебя в беде, как происходит дома. Да простят меня историки за такое сравнение, но военная жизнь напоминает первобытнообщинный строй с властью племенных вождей в виде командиров и примерно равным распределением немногих благ. Кому как но мне это нравится больше чем дикий капитализм с куда более жесткими законами, царящий в мирной жизни. Поэтому очень многие бывшие контрактники прожив какое-то время на "гражданке" и вновь увидев, что никому он не нужен, и что кроме нищего, полуголодного существования на грязной, тяжелой и низкооплачиваемой работе, при неустроенности в личной жизни ничего ему не светит, возвращаются обратно, туда, где как это покажется странным, для нормального, устроенного гражданского человека, они были счастливы. Или почти счастливы. Или хотя бы востребованы. Но кое-кто пытается опять заработать и наступает на те же грабли, так и не поняв в чем дело.
.
МОЖЕТЕ СЧИТАТЬ ЭТО ЗАКЛЮЧЕНИЕМ.
.
Павел Зябкин 166 бригада Чечня Украина
.
Интересное дело получилось. Нравится это или нет, но государство вынуждено отстаивать свои интересы военным путем. Наивно думать, что можно обойтись без этого. "Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую" - такова мудрость. Но почему-то выполнять это ответственное и важное государственное дело идут не те люди, которые больше всего получили от этого государства, а как раз наоборот те, кому оно ничего не дало. Нечего тут уж удивляться тому, что патриотизм начисто отсутствует у воюющих солдат. А откуда ему взяться то, когда красное знамя поменяли на зеленое, цвета доллара. Если верхушка гниет, то почему "низы" должны благоухать. Кому-то может, станет и смешно, прочтя мои суждения о наших защитниках, но других то нет, и вряд ли в ближайшее время будут. Слова о священном долге звучат как насмешка, ведь защищают Родину, те, кто ей ничего и не должен, а перед кем может быть она должна - наиболее обездоленные люди, а преуспевающая "надежда новой России" снова и снова загребает жар чужими руками и разглагольствует о патриотизме, ожидая его от тех же ими же сделанных нищих. Думаете солдаты в окопах жаждут защищать своих более наглых и удачливых соплеменников берущих от жизни все? Да как бы не так. Армия из всенародной превращается в армию отверженных. Многие из контрактников не против пойти служить в иностранный легион во Францию, да вся проблема, как туда попасть. Общество, посылая людей воевать, должно быть готово принять их обратно. Иначе, начнись большая война, и последних защитников не соберете, даже за деньги, каких все равно никогда нет. Не удивлюсь, что если противник пообещает платить больше, то к нему немало людей придет. А что, ведь у пролетариев нет отечества. И другая сторона медали - если жизнь будет улучшаться, как, по крайней мере, декларируется, то в профессиональную армию вообще никто не пойдет. А зачем? Пока война это способ заработать хоть как-то на жизнь для определенной категории людей. А когда можно и так жить нормально, то на кой черт эти трудности? Ради какой цели? Хотя для кого я это говорю? Творцы военной реформы ожидающие появления "профессионалов" по моему сами в армии никогда не служили вот и боятся что их благополучным отпрыскам придется защищать их "отечество", вот и ждут, что "профессионалы" придут и за них все сделают. А откуда они придут? С Луны что ли прилетят или еще откуда ни будь по мановению волшебной палочки возьмутся? Ан нет их придется искать здесь. А вот найдете ли?
..
Павел Владимирович Зябкин 166 бригада Чечня.
166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

Маресьев нашего времени: история майора Алексея Климова

Маресьев нашего времени: Алексей Климов.
.
От себя: статья сделанная не без нашей помощи, мы дали журналистам контактные данные Алексея Климова.
Маресьев нашего времени история майора Алексея Климова
.
«Мир 24» взял интервью у Алексея Климова, прошедшего через Чечню, потерявшего зрение, но оставшегося на службе.
.
Судьба - это не приговор. Судьба - это обстоятельства, прогибаться под которые или нет - решаем мы сами. Знакомьтесь, майор Алексей Климов — единственный в России офицер, который после ранения и потери зрения добился права остаться в строю, окончил Академию и считает, что он лишь в начале своего пути.
.
К 18 годам он был мастером спорта по боксу, мог сделать блестящую спортивную карьеру. Но он хотел быть военным. В Чечню попросился сам. Дальше все как в страшном сне: засада, взрыв, трое суток в полевом морге, похоронка и санитар, который распознал среди мертвых тел единственное, в котором еще теплилась жизнь. Потом госпиталь, серия операций и приговор врачей: видеть не будешь!
.
— Алексей, правда ли, что вы и сейчас стреляете и даже можете водить машину?
.
— Что касается вождения и стрельбы, я сейчас стараюсь не шокировать окружающих такими поступками, хотя навыки стрельбы остались, и я владею всеми видами оружия. Траектория полета пули или снаряда мне известна, дальность стрельбы тоже, вот только мне надо подсказывать. И машину я тоже хорошо вожу, если рядом сидит и направляет меня человек, которому я доверяю. Поверьте, наша сила не в том, кем мы являемся, а в том, кто нас окружает. Я не устаю говорить, что больше 90% меня — это то, что дали мне близкие. Мать, отец, воспитатели и учителя, тренеры, командиры и те люди, которые сейчас рядом со мной.
.
Потеря зрения не лишила меня чувства ответственности за все, что я делаю, за те решения, которые я принимаю. Хотя мне приходится это доказывать, но ведь все люди своей жизнью тоже что-то доказывают.
.
Маресьев нашего времени история майора Алексея Климова Бешеная разведрота
.
— Я знаю, что в юности вам прочили блестящую спортивную карьеру. Как вы оказались в Чечне?
.
— Я родился еще в то время, когда служение Отечеству было нормой. В школе последние два класса я учился в специализированном классе, сейчас такие называются кадетскими классами, и там получил начальную военную подготовку. А после школы поступил в высшее командное училище внутренних войск во Владикавказе. Но потом начались волнения на Северном Кавказе, и я опять оказался в родной Калуге.
.
Когда мне исполнилось 18 лет, отправился на срочную службу. Благодаря тому, что у меня была серьезная спортивная подготовка и учебе в кадетском классе, я попал служить в роту специального назначения на территории Московского гарнизона. Там собрали очень подготовленных ребят из разных регионов, почти все были мастерами спорта. Когда началась война на Северном Кавказе, мы все посчитали своим долгом написать рапорты с просьбой направить нас туда. Нам отказывали, но мы добивались своего, в том числе обманным путем. Один мой товарищ написал на себя донос о том, что он замешан в неуставных отношениях, и даже подписи собрал. Другой учинил драку, чтобы его перевели на службу в другую часть. И я тоже нашел возможность перевестись в другую часть, с которой и уехал на Северный Кавказ.
.
Маресьев нашего времени история майора Алексея Климова 166 бригада
.
— Расскажите, пожалуйста, как вы потеряли зрение.
.
— Прежде всего, я хочу сказать, что я так и не осознал, что потерял зрение. Мне, в общем-то, некогда особо задумываться об этом и я осознаю это, только если попадаю в неловкую ситуацию.
.
В 1996 году, выполняя очередную боевую задачу, мы попали в засаду, приняли бой, было боестолкновение, взрыв. А через полчаса, когда подошли главные силы и оттеснили боевиков, я был уже без сознания. Хотя бойцы говорили, что я еще давал указания, командовал, ведь я исполнял обязанности командира взвода управления начальника разведки бригады. Но я этого не помню. Мне стали оказывать медицинскую помощь, сначала меня эвакуировали в Грозный, потом в госпиталь в Ростов. Я пришел в себя только через 2 недели, на глазах была повязка. Я получил осколочное проникающее ранение головного мозга.
.
От себя: Можете прочесть из другой статьи об этом подрыве. И о самом бое у Хиди Хутора.
.
— Правда ли, что вас считали погибшим?
.
— Вообще-то да, и в этом ничего сверхъестественного нет. Получилось так, что в начале, учитывая серьезность ранений в голову, констатировали, что я погиб. А потом выяснилось что я, оказывается, живой. Тут виноватых искать не надо: война, события, раненые люди, эмоции, транспортировка, переживания, переброска: все могло произойти по объективным причинам. Про то, что меня считали погибшим, мне рассказали уже в Ростове, а до того я был без сознания и ничего не помню.
.
— Как это произошло, что, вернувшись с войны, вы приняли принципиальное решение остаться в армии? Как вы решились на это, ведь медицинские допуски никто не отменял…
.
— После ранения в июле 1996 года я был отправлен в отставку в звании сержанта. Я вернулся домой в Калугу с кучей нереализованных амбиций и целей, которые я перед собой ставил до войны. До ранения я хотел связать свою жизнь с вооруженными силами. У меня была мечта стать капитаном, как мой командир Дмитрий Вадимович Саблин. Я этого желания не потерял и после ранения. Мне говорили: «очнись, окстись, быть такого не может, брось!». Все говорили, что я мечтатель.
.
В тот период я находил себе применение в том, чтобы вести общественную деятельность, находить способы помогать семьям погибших. Вместе с друзьями создал первую в стране общественную организацию ветеранов чеченской войны. Я организовывал коммерческую деятельность и разные проекты, чтобы обеспечить работу общественных организаций, проводить турниры, слеты, «зарницы». И постепенно вся эта деятельность стала заметна не только людям, которые меня окружали. О ней узнал даже министр обороны Российской Федерации.
.
По его приказу ко мне приехали два офицера из Генерального штаба и сказали, мол, есть решение оказать тебе помощь от Министерства обороны. Что бы ты хотел? Я сначала удивился: все у меня есть, чего нет, я и сам добьюсь. Они говорят: машину, квартиру, деньги на операцию, что-то еще? Я ответил, что хочу быть офицером. Они говорят: «Ну, учитывая твой боевой опыт, мы можем присвоить тебе звание лейтенанта». А я говорю: «Нет, я же не инвалид Великой Отечественной войны, так не пойдет, я хочу учиться и познать военную науку». Они говорят, мол, мы доложим министру, а зачем тебе это надо? Я говорю: «Я хочу служить!». Они покрутили у виска, но министру все же доложили. И по личному распоряжению министра обороны мне было разрешено, во-первых, заключить контракт с министерством обороны, во-вторых, поступить на курсы младших лейтенантов Сибирского военного округа.
.
В 1999 я прибыл в город Читу, встал в строй, начал заниматься и с отличием закончил курсы младших лейтенантов. Мне помогали мои друзья, мне помогали офицеры, и я доказал, что я могу познать военную науку. Мне было присвоено звание лейтенант. Служил в военкомате в Калуге, потом принял командование в том самом полку, где сам начинал службу.
.
Без отрыва от службы с 2005 по 2010 год я был депутатом Законодательного Собрания Калужской области, членом комитета по экономической политике. Формировал законодательство о предпринимательстве, возглавлял ряд общественных организаций, фондов, союзов, объединяющих предпринимательское сообщество. Мне известны проблемы как малого предпринимательства так и госкорпораций, монополий, известны как проблемы и Федерального законодательства, которое я изучал и изучаю, так и проблемы правоприменительной практики. Мне интересны международные события, которые я внимательно отслеживаю не только с помощью средств массовой информации, но и с помощью дополнительных источников, Я участвовал в ряде мероприятий в интересах русскоязычного населения на территории сопредельных государств. Сейчас я не политик, мне не нужен электорат, но я имею глубокое понимание многих проблем и рецепты их решения. Многие считают, что военные — это довольно ограниченные люди. Но поверьте, что это не так.
.
Маресьев нашего времени история майора Алексея Климова разведрота Чечня
.
— Потом в вашей жизни была еще Академия?
.
— Я не скрывал своих амбиций, что хочу стать генерал-полковником, но не обладал необходимым для дальнейшего роста объемом знаний. Для того, чтобы расти дальше, я хотел поступить в Академию генерального штаба, или в Академию имени Фрунзе. И не скрывал своих стремлений. Об этом стало известно начальнику Генерального штаба вооруженных сил России. Он рекомендовал меня министру обороны, и его решением мне такая возможность была предоставлена.
.
В 2008 году я на общих основаниях поступил в Академию Фрунзе. Там нашел поддержку преподавателей и слушателей, многие из которых были старше меня по званию. Я учился в Академии на общих основаниях и получил тот объем знаний, который необходим, чтобы освоить основы военного управления.
.
В 2010 году я окончил Академию. После нее я оказался в распоряжении командующего Западным военным округом и надеялся, что буду полезен своей стране максимально, получу соответствующую должность, звание. Но получилось так, что целых 4 года по различным объективным причинам не находилось возможности себя проявить. Мне не находилось достойного применения в войсках.
.
Меня переводили из одного места в другое, но видимо на все есть Божья воля, и 24 апреля 2014 года я был назначен приказом министерства обороны РФ на должность, соответствующую моему майорскому званию. Я принял дела, и буду служить офицером пункта отбора граждан по контракту на службу в вооруженных силах РФ в Калужской области. В мои обязанности входит отбор и подготовка военнослужащих частей постоянной боевой готовности для заключения контракта. Это большая, сложная работа и я намерен максимально оправдать доверие, оказанное мне министром. Конечно, помятуя о сроке моей службы и об образовании, я уже должен был бы получить звание подполковника. А меня назначили на майорскую должность, которую я занимал еще 7 лет назад. С другой стороны, с учетом того, что целых четыре года мне не находилось достойного применения в войсках, я считаю решение министра обороны адекватным и правильным. Оно даст мне шанс показать, что я дееспособен, и продолжить служение Отечеству.
.
Маресьев нашего времени история майора Алексея Климова Бешеная рпота
.
Маресьев нашего времени история майора Алексея Климова 166 омсбр
.
— На чем сейчас сосредоточены ваши силы? Чего бы вы хотели добиться в жизни?
.
— У меня есть цель в жизни, которую я хочу достичь. Для этого надо работать с максимальной отдачей. Я хочу сделать все, чтобы будущие поколения жили в крепкой конституционной стране, защищенной от внешних и внутренних врагов. И чтобы право каждого гражданина в моей стране на реализацию в любой сфере деятельности было защищено законом. Я уверен, чтобы мое поколение, и я лично можем сделать все для этого. Пусть мы не сможем в полном объеме ощутить результат этого труда, но создать необходимые условия для этого нам вполне по силам.
.
Но чтобы двигаться дальше, мне лично надо решить ряд задач. Надо иметь определенные возможности. Я хочу максимально проявить себя в военной сфере, доказать уровень своей профессиональной подготовки и заслужить высокое воинское звание. А в дальнейшем полученные знания приложить в сфере государственного строительства на государственной должности. Формировать законодательство, смотреть за правоприменительной практикой этих законов, вносить дополнения и изменения, формировать критерии оценки результатов.
.
Это станет возможным тогда, когда у меня будут властные полномочия: полномочия законодательной или исполнительной власти. Мне это надо не чтобы тешить самолюбие, а для того, чтобы все, что мне дала страна, люди, учителя, — преобразовать в конкретные дела для моей страны. В ней будут жить наши дети, внуки и правнуки и грош нам цена, если мы не создадим условия, необходимые для жизни будущих поколений.
.
— Что вы думаете о жизненных принципах в целом? В чём состоят ваши принципы?
.
— Есть основные общеизвестные тезисы, которым я действительно стараюсь следовать. Чтобы добиться уважения, понимания, взаимопонимания, не надо себя ставить выше окружающего мира. Относиться к людям надо так, как хотел бы, чтобы они относились к тебе. Даже если твоя открытость, твое доверие вдруг оборачивается обманом и предательством, это не значит, что надо измениться. Лучше и честнее жить доверчиво, открывая всего себя людям, чем подозревать людей в тех грехах, которых они еще не успели совершить: в обмане, в лукавстве, в попытке извлечь свою выгоду. Доверяйте людям, и они будут платить вам любовью и доверием.
.
И еще, если хочешь, чтобы люди уважали тебя, научись, прежде всего, уважать сам себя. А уважение к себе — это, в том числе, и знание истории своего рода, истории и культуры своего народа, своей страны. Вот когда мы научимся любить и уважать себя как часть великого народа, тогда нас начнут уважать и все остальные. А вот силой никак нельзя добиться уважения. Только внутреннее чувство уважения к себе и своим корням рождает признание всего окружающего мира.
.
— Что из ваших ожиданий от жизни осуществилось, а что нет?
.
— Я всегда старался быть примером и советовать людям жить так, как живу сам. Но у меня есть один «косяк», который я до сих пор не могу исправить. Я выступаю за многодетные семьи, говорю о том, что крепкая семья — это основа государства. Сам я при этом остаюсь неженатым. У меня нет семьи, нет детей, и я считаю это самым большим своим недостатком и самым большим своим упущением на сегодняшний день. Сейчас я думаю, как все это исправить и восстановить то, что надо было сделать намного раньше.
.
А в общем и целом, мне грех жаловаться на судьбу. Все те тактические цели и задачи, которые я ставил перед собой, мне удалось решить. Все еще впереди. Каждый день, просыпаясь, я говорю себе, что все, что было раньше, было прелюдией. Это всего лишь начало. А все главное, большое, ответственное — еще впереди.
Нельзя быть богатым среди бедных. Можно только быть богаче богатых. Нельзя строить счастье в одной семье в окружении несчастья в других семьях. Надо создавать крепкую сильную и счастливую страну. Нам это по силам, я уверен, что мы это сможем сделать.
.
Татьяна Рублева. Оригинал статьи по ссылке.
.
.
.166 Бригада. "Бешеная рота".
166 омсбр, разведрота, 166 бригада, бешеная рота, чистилище

Перестрелка у населенного пункта Новые Атаги.

Перестрелка у населенного пункта Новые Атаги.
.
.
.
.
.
13 декабря 95г. разведроте была поставлена задача: сопровождать в Шатой колонну 245-го полка с хлебом, т. к. пришла информация, что с гор пришла банда в район Старые Атаги, а у колонны своего боевого охранения не было. Группа состояла из двух БМП-1 и около десяти разведкичов на них.
.
166 бригада разведрота Валерий Косарев  Али Хакимов
.
Колонну сопроводили без происшествий. И когда мы ехали обратно на пункт временной дислокации под Шали. Проезжая по пути 29 блокпост, Чеченец на блоке сообщил начальнику разведки, что в Новых Атагах ставят блокпост боевики, количеством 3-5 человек.  Валерий Косарев решил атаковать, пока боевики не закрепились, надеялся на быстрый захват. Я в этот момент был рядом и слышал весь разговор. Нас было человек десять.
.
Прикрывшись ГАЗ-53, шедшим в село, мы ворвались на блокпост. Когда мы въехали за "газоном", мне показалось, они нас ждали и открыли огонь первыми. Мы ответили и покинули броню, в БМП остались только экипажи, а на дороге под прицельным огнём находились все. Я был наводчиком на одной из БМП-1, но вести огонь из пушки было не возможно, могли задеть своих.
.
Получилось так что вовремя боя, разведчики разделились на две группы, по обе стороны дороги. Одна группа в которой был Косарев вела бой на позиции боевиков. Вторая группа их прикрывала огнём, я не могу точно сказать что там происходило, я покинул БМП позже. И находился на другой стороне дороги. Мы обстреливали окна соседних домов т.к. снайпер бил с той стороны. Потом боевики полезли на нас через кольцо для отвода воды, под дорогой. Лезли в наглую, видно их ребята конкретно прижали, но они у нас тоже не проскочили.
.
Валерией Косарев был ранен в ногу и в грудь. Его радист Алик Хакимов погиб раньше. После боя, оставшиеся пять разведчиков, раненых погрузили в БМП, а погибшего Хакимова Алика положили на ребристый лист МТО. Ему нечем нельзя было помочь. Отходили мы по пахоте, через поле. По дороге отходить было опасно, рядом с дорогой стояла ферма и в ней могли быть боевики. Когда мы прибыли в мед. роту, медики занялись ранеными и Аликом. Далее мы поехали в роту, и там нам сообщили, что Валерий Косарев умер на операционном столе.
.
.
.
Потери боевиков по разным данным от 7 до 14 человек.
.
Косарев нас всегда   учил: готовьтесь всегда к худшему, он всегда напоминал латинское выражение: "моменто море" - помни о смерти, а в этот раз сам пошел на встречу смерти.....
.
.
Оператор наводчик БМП Игорь "Гоша". 166 бригада.

Страшно ли умирать в 18 лет?

Павел Михайлович Нарышкин
Павел Михайлович Нарышкин
.
Нарышкин Павел Михайлович родился 24.03.1977 в селе Русаново Воронежской области. Окончил 9 классов Русановской средней школы, Козловское СПТУ № 48. В вооруженных силах РФ с 04.06.1995 принимал участие в боевых действиях в Чеченской республике. Погиб 24.05.1996. Награжден орденом мужества (посмертно). Похоронен в родном селе. [1]
.
Страшно ли умирать в 18 лет?
.
Страшно ли умирать в 18 лет? Нет, в 18 умирать не страшно. И не трудно. Умирать легко в любом возрасте, я сам несколько раз умирал. По крайней мере, именно так считали сослуживцы и врачи. Тяжело, невыносимо тяжело знать, что ты СЕЙЧАС умрешь, и что тебе всего 18.
Пашка не добежал до спасительной ложбины всего метр. Пуля подкосила его, и он рухнул, кубарем скатившись вниз.
Он был родом из Воронежской глубинки. Немного хитрый, немного наивный, немного ленивый, а в целом – нормальный, простой и хороший парень. Он привязался ко мне, как младший братик к старшему. Я помогал ему, чем мог. Немного поучал, немного прикрывал, немного ругал.
Вокруг остервенело, грохотал и бесновался бой. Пашкина голова лежала у меня на коленях. Из перебитой сонной артерии толчками, маленькими фонтанчиками, била кровь.
Я не слышал его. Я смотрел Пашке в глаза, а он смотрел в мои. Что я видел в этих глазах? Это описать невозможно. Люди не придумали таких слов чтобы описать ту боль, обиду, недоумение, и какую-то глубокую внутреннюю мудрость того взгляда..
Я не знаю, в какой момент жизнь покинула Пашку. Мы несли, тащили, волокли по лесу труп немаленького и нелегкого Пашки. Грохот и крики остались позади. Мы спаслись, выжили. Пашка – нет.
Кто видел взгляд умирающего 18 –ти летнего парня? Я видел. Я живу с этим взглядом внутри. [2]
Николай "Связь".


Бамут Бешеная рота. Минирование креста Павел Нарышкин
Минирование креста на Лысой горе под Бамутом. На месте гибели Павла Нарышкина.
.
.
Источники:

1. "Книга памяти" МО 2010 (216 стр.).
2. Николай "Связь".
166 ОМСБР "Бешеная рота".